Липецкая обл., г. Елец, Московское шоссе, д. 18-б
+7 (47467) 3-70-55; 8-919-169-70-55
Записаться на приём

Экспертное мнение Бала М.А.

15 Октября 2021 Полезная информация

Михаил Бала: Как клиника может помочь самому врачу? Верен ли тезис, что частная медицина – для мирного времени, а государственная – на случай войны? Существует ли идеальная система здравоохранения? Чьи надежды перечеркнул «российский крест»?

Сегодняшний гость рубрики «Экспертное мнение» хорошо знаком нашим читателям. Человек, который 10 лет назад в старинном купеческом городке Елец на пустом месте (понимать надо буквально – там был заброшенный пустырь) создал одну из самых успешных в Липецкой области частных клиник. Он там и врач, о котором тепло отзываются пациенты, и руководитель, решающий вопросы «по-человечески» и не боящийся посмеяться над собой во время корпоративных капустников.

А главное – настоящий профессионал, его слово имеет вес и в научных кругах, и среди организаторов здравоохранения и во врачебном сообществе, что само по себе уже редкость. Итак, мы беседуем с доктором медицинских наук, профессором, академиком РАЕ, председателем правления Липецкой Ассоциации Приватной Медицины, директором ООО «Медицинский комплекс – Елец» Михаилом БАЛА.

– Сейчас много говорится о том, что необходимо поднять статус врача, сделав его полноценным субъектом права – со всеми вытекающими: пусть сам, а не клиника несет ответственность перед пациентом за свои врачебные ошибки. Интересно ваше мнение: с одной стороны вы руководитель, а с другой – практикующий врач.

– Да, об этом сейчас много разговоров. Причем, когда все хорошо, вопрос-то не принципиальный, а вот когда в полный рост возникает конфликтная ситуация, начинается самое удивительное – делёж: кто за что отвечает. Естественно, если это юрлицо, то там и иски покрупнее, и сразу аппетит по суммам вырастает в разы. Мы отрабатываем ситуацию в двух направлениях.

Если возникает претензия от клиента, мы стараемся на нее адекватно отвечать, следуя золотому принципу – клиент всегда прав, хотя, понимаем, что прав он далеко не всегда. Во-вторых – работаем с доктором. Выясняем, где произошла нестыковка, приведшая к конфликтной ситуации. Но доктора при этом мы защищаем. Доктора обижать нельзя. Никто не застрахован от ошибок, хотя их цена в нашей профессии очень высокая. Но ведь не по злому умыслу – тут надо поправить, помочь, научить, но не «убивать».

Ситуация двоякая. С одной стороны вроде бы да – врач субъект права, и да – он должен отвечать за свои действия. А с другой стороны, назовите мне врача, который способен противостоять силовым ведомствам, Следственному комитету – в одиночку? Это никому не под силу! Слишком разные весовые категории. Только крупные медицинские фирмы имеют возможность подключать к ситуации опытных юристов и адвокатов, чьи гонорары я даже не берусь обсуждать. Так что поставьте на одну чашу весов тяжелейший каток наших силовиков, а на другую – правовой статус врача, и что перевесит? В общем, станет ли панацеей от бед, если за все будут отвечать сами врачи – большой открытый вопрос.

– Нынче очень модный тренд – государственно-частное партнерство. Скажите честно, вам государство помогает или мешает?

– Давайте по-другому – главное, чтобы не мешало. Сейчас уже нет – 10 лет медцентру. Был период волюнтаризма, когда звучали забойные фразы при нашем лицензировании. Тогда частную медицину воспринимали как подрыв устоев и надругательство над святынями. Но и среди государственных чиновников тоже ведь сменилось поколение.

– Слышал мнение, что те, кто прошел «школу» государственных медицинских учреждений в принципе не могут руководить частными клиниками – они даже мыслят иначе. Это так?

– Да. Я пытался приглашать на работу администраторов, которые в силу разных причин покидали государственные поликлиники – бесполезное занятие. И не только я. Просто эти люди заточены на решение абсолютно других задач. Частная клиника для них – параллельная вселенная: они не могут даже понять, как тут все вертится.

Людей, которые могут переквалифицироваться с государственной сферы на частную – единицы. Но я их не встречал.

– Кто-то даже высказывал мысль, что частные клиники – это для мирного времени, а государственные – для войны: когда вокруг полыхает пожар пандемии.

– Государственная система здравоохранения несет, прежде всего, социальную нагрузку. Поэтому там так ценится масштаб – большие мощности, большие площади, большое количество персонала и техники. У государства есть и оборонительные функции. Медицина в любой момент может быть отмобилизована на решение вопросов обороны – и не важно, что это за война: человеческая или атака микромира, как это сейчас произошло.

Будут отмобилизованы все – и солдаты, и полицейские, и врачи. Частники же в этой системе занимают свою нишу и закрывают те бреши, которые не может или не хочет закрыть государство – либо в силу того, что это для него мелко, а, порой, и потому, что ресурсов на все не хватает. Оно ведь решает глобальные проблемы. Но когда ты массивный, ты не такой юркий. И в этом смысле частник – он ближе к народу, быстрее откликается на его нужды.

Хотя мне, как эксперту, приходилось оценивать работу различных медицинских учреждений во время этой пандемии, и я точно знаю – есть несколько частных ковидных госпиталей из числа крупных. Например, МЕДСИ в Отрадном – госпиталь на базе клинической больницы. Великолепный уровень работы, организации лечебного процесса, самое современное оборудование. Гордость берет за коллег. Их сервис превосходит любую федеральную клинику. Здесь не только высочайший уровень мастерства, но и очень грамотная технология труда. В общем, когда есть средства, которые можно влить в организацию структуры, то частник может решать любые задачи, включая военные. Но это дорого, безумно большие деньги.

– Кстати, о деньгах. Государство вкладывает колоссальные суммы в здравоохранение. При этом ситуация парадоксальная – чем выше расходы, тем ниже степень удовлетворенности населения отечественной медициной. Пресловутый «российский крест», который нынешний глава Минздрава Мурашко рисовал на недавней конференции.

– Ну, не все решается деньгами. У нас сейчас головокружительные суммы брошены на борьбу с ковидом, на то, чтобы потушить пожар пандемии. Это как в топку – они тут же сгорают. Ни о каком развитии и речи не идет. Да, построили госпитали мобильные. Но ведь их потом и разобрали, сейчас вот опять собирают…

Финансирование растет, но нужно смотреть в корень – в структуру затрат. Наконец-то пошли средства в онкологию, кардиологию, то есть в развитие высокотехнологичных видов помощи – это прекрасно. Но возьмем первичное звено – все носятся сейчас с очередной игрушкой: «бережливая поликлиника» называется. Переодели персонал в форму, напоминающую операторов Сбера. Замечательно. Убрали барьеры, хотя они выполняли функцию защиты медицинского работника от чихающего и кашляющего пациента (раньше бы за такие чудачества так взгрели!), но ладно, допустим барьеры не нужны – они разделяют врачей и больных. Отлично! Появились пластиковые экраны – правда, хлипкие, на скотчиках, но не будем придираться. Супер! И это все? Извините, не убедительно.

Просто внедряются технологии, взятые из банковского сектора, не берусь спорить – в чем-то они наверняка хороши. Но я не согласен с тем, что их бездумно переносят во все сферы. Есть ведь специфика и нельзя просто взять и выкинуть то, что нарабатывалось годами и доказало свою эффективность, как у нас говорят – писалось здоровьем людей.

А сокращение медицинских кадров! Дооптимизировались! Да, мы слышим, что и молодежь готовится, и количество мест в вузах увеличивается, но это же процесс-то не сиюминутный. Чтобы прилично подготовить санитарку, нужно не меньше года, а в идеале – три. Чтобы выучить медсестру – 5 лет, не меньше. А вот чтобы врача – 10 лет вынь да положь – это институт, послевузовская подготовка. И это работа, потому что с теми знаниями, с которыми они пришли в больницу – они пока не специалисты. Если попадут в какую-то экстренную службу – там созревание идет чуть быстрее. Но все равно – время. А у нас провал был с начала 90-х, когда посокращали везде места, бюджетные приемы и решили что так будет хорошо. Денег нет – и зашибись!

– Вы сказали, что у государства в медицине – социальная роль. Но есть две модели поведения государства: дать людям возможность хорошо зарабатывать и, соответственно, самим решать, как тратить на свое лечение. И вторая – платить мало, давая больше социальных гарантий, включая бесплатную медицину по полису ОМС, но прикрепляя население к определенным поликлиникам, больницам. Почему-то принято считать, что первая – это зарубеж, а вторая – это мы. А как на самом деле?

– Когда-то было время без пандемии. И мы успели покататься по миру по разным образовательным программам и посмотреть, как работают системы здравоохранения на загнивающем Западе.

В Европе одной из лучших считается французская система. Там есть страховые фонды, кассы взаимопомощи. Все отчисляют часть своего заработка в эти замечательные фонды. И дальнейшее финансирование отрасли идет через страховые компании.

Идея прекрасная – те, кто работает должны помочь тем, кто не работает. Общество социального партнерства и всё такое. Но при этом у них бюджет (могу соврать) на тот момент составлял на одного человека что-то там больше 3-х тысяч евро. Деньги более чем приличные. Но, как ни странно, мы везде слышали одно и то же – о катастрофической нехватке средств. Нам жаловались и в маленьких районных больницах, и в крупных клиниках.

Там каждому застрахованному выдается карта, типа банковской, на этой карте – тот самый лимит, который можно потратить исключительно на медицинские услуги. Вы вольны выбрать любую клинику – вам везде будут рады. Заходите в любое учреждение с этой картой и говорите: «Хочу». Вам в ответ: «Добро пожаловать, месье или мадам». И вроде бы дальше вам начинают оказывать помощь. Но именно здесь кроется большая интересность – та самая фишечка, которую снаружи не видно никогда.

К примеру, у вас заболели глаза. На территории госпиталя находится кабинет, на котором написано – окулист. Там работают прекрасный врач и прекрасная медсестра. Этот окулист одновременно является штатным сотрудником этой же больницы, а санитарка ещё к тому же и государственным, между прочим, служащим. Врач – это вольнонаемный персонал, работающий по штатному расписанию больницы в качестве офтальмолога.

Но при этом он ещё и является частным практикующим врачом, арендуя у больницы (в которой официально трудоустроен!) и кабинет, и оборудование, и санитарку. То есть оказывает ещё и платные услуги, а с доходов – рассчитывается с больницей. Для нас это полная анафема – нецелевое финансирование.

Итак, приходит к доктору пациент, допустим, месье Жан. Врач-офтальмолог готов оказать необходимую помощь его больным глазам, только спрашивает: как бы он хотел эту помощь получить – в рамках госгарантий (на сумму лимита) или как платную услугу. «Конечно, я хочу бесплатно», – говорит месье Жан. А ему в ответ: «Прекрасный выбор! Я буду рад встретиться с вами и обсудить все ваши проблемы 4 декабря в 17.30». И все бы хорошо, если бы разговор этот не был в мае.

«Как? – недоумевает мсье Жан. – У меня глаза сейчас ведь болят». А врач ему: «Понимаете, по ОМС у меня есть определенная квота, которую я не имею право перевыполнять – страховая компания мне за это перевыполнение не заплатит, и даже оштрафует. Те квоты, которые были на ближайшее время, выбраны еще полгода назад. Поэтому ближайшее, что я могу предложить сегодня – это 4 декабря. Так что в рамках вашего страхового полиса я ничем вам помочь не могу. Меня же первого и накажут. Если только вы не решитесь на платные услуги».

Мсье Жану деваться некуда. «Согласен», – обреченно говорит он. И слышит: «Прекрасный выбор! Добро пожаловать, дорогой месье»…

При этом Жан может оплатить услугу той же картой. Но и здесь есть хитрость – когда закончится год, то встанет вопрос о возмещении этих потраченных сумм на следующий год. И вот тогда, если Жан дождался бы 4 декабря – эту сумму ему возместили бы полностью, а если он не стал ждать и заплатил этой картой за платные услуги – то сумма вернется к нему, ну, скажем, в объеме 20 процентов.

Вот так построена эта с виду благополучная система в богатейшей европейской стране. Такой вот там выбор. Везде есть свои плюсы и минусы. Есть система лучшая и худшая. Но не идеальная. Поэтому всегда лучше быть здоровым и богатым, чем без денег и больным.

Источник: https://materlife.ru/

Записаться на приём
* - поля, обязательные для заполнения
ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА
ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА
Яндекс.Метрика